Про что можно написать, когда не знаешь про что писать

Бывает, что не о чем писать. Конечно, такое случается у всех. Не о чем писать, нечего сказать, нельзя придумать никаких новых идей, не смотря на то, что очень сильно стараешься. Наверное, нет лучшего совета, который приводится в книге «Дзен или искусство ухода за мотоциклом»

Они просто не могли придумать, что сказать.
 Одна из таких, девушка в очках с толстыми линзами, хотела написать эссе
в пятьсот слов о Соединенных Штатах. Он уже привык к ощущению, когда внутри
все опускается от подобных утверждений, и предложил ей, ни в чем ее не
принижая, сузить тему до одного Бозмена.
 Когда пришла пора сдавать работу, она ее не сделала и довольно сильно
расстроилась. Она честно пыталась, но не могла придумать, что сказать.

 Он уже справлялся о ней у ее предыдущих преподавателей, и те подтвердили
его впечатления. Очень серьезная, дисциплинированная и прилежная, но крайне
тупая. Ни искры творчества. Ее глаза за толстыми стеклами очков были глазами
ишака. Она не отмазывалась, она действительно не могла ничего придумать
и расстраивалась из-за собственной неспособности сделать то, что велели.

 Его это просто ошарашило. Теперь уже он сам не мог придумать,
что сказать. Наступило молчание, а за ним последовал неожиданный ответ:

 — Сократи его до главной улицы Бозмена. -- Какое-то наитие просто.

 Та послушно кивнула и вышла. Но перед следующим занятием она вернулась
— на этот раз в слезах: беспокойство, повидимому, копилось долго. Она
по-прежнему не могла ничего придумать — и не могла понять, почему, если
она ничего не может придумать про весь Бозмен, что-то получится
с одной его улицей.
 Он пришел в ярость:
 — Ты не смотришь! — сказал он. Всплыло воспоминание о том,
как его самого выгоняли из Университета за то, что у него было слишком
много чего сказать. На каждый факт существует бесконечное число
гипотез. Чем больше смотришь, тем больше видишь. Она даже
не смотрела по-настоящему и как-то не могла этого понять.
 Он сердито сказал ей:
 — Сократи до фасада одного дома на главной улице Бозмена. До
Опера-Хауза. Начни с верхнего кирпича слева.
 Ее глаза за толстыми линзами расширились.
 Она пришла к нему на следующее занятие с озадаченным видом и протянула
тетрадь с эссе на пять тысяч слов о фасаде Опера-Хауза на главной улице
Бозмена, штат Монтана.
 — Я села в закусочной через дорогу, — говорила она, — и начала писать
о первом кирпиче, о втором кирпиче, а с третьего все пошло само, и я уже
не могла остановиться. Там подумали, что я спятила, прикалывались надо
мной, но я все сделала. Ничего не понимаю.
 Он тоже не понимал, но в своих долгих прогулках по улицам городка думал
об этом и пришел к выводу, что ее, очевидно, останавливала та же самая
блокада, которая парализовала и его в первый день преподавания. В своем
писании она пыталась повторять то, что уже слышала, — точно так же, как
в первый день занятий он пытался повторять то, что уже решил сказать заранее.
Она не могла придумать, что сказать о Бозмене, поскольку не могла вспомнить
ничего, что стоило бы повторять. Она странным образом не осознавала того,
что сама могла посмотреть и увидеть что-то свежим взглядом — и написать
безотносительно к тому, что сказано прежде. Сужение темы до одного кирпича
уничтожило блокаду, поскольку оказалось столь очевидно, что придется
немного посмотреть самой — оригинально и непосредственно.

Так к чему это я? Иногда бывают такие ситуации, когда в разговоре провисает пауза. Или тебе нужно что-то написать, а ты не знаешь просто. На самом деле любая вещь вокруг является неисчерпаемым источником новых идей. И тут даже дело не ограничивается политикой.

Например, простая турка, в которой закипает вода на газовой печи. Ведь если задуматься, то это крайне сложный процесс в результате которого атомы газы частично ионизируются, получают энергию, начинают перемещаться быстрее, ударяют кристаллическую решётку железной турки, от чего молекулы в её составе начинают перемещаться быстрее в некотором ограниченном пространстве, передавая эту энергию воде, в которой происходит освобождение атомов кислорода, связь с которым разрывается у водорода при повышении температуры.

Если задуматься, то везде вокруг можно найти бесконечные темы для того, чтобы поговорить о них, или написать. Надо только задуматься.